Добавить свою статью на сайт

Пугачева о Pussy Riot. Разгул вседозволенности под бирочкой «арт»!

7-11-2013, 06:29
1019
Категория: Звезды

Пугачева о Pussy Riot. Разгул вседозволенности под бирочкой «арт»!

Главный редактор «Коммерсантъ FM» Константин Эггерт побеседовал в рамках программы «Действующие лица» с Аллой Пугачевой.

— Алла Борисовна, вы сказали, что вы человек православный. Я бы хотел вернуться к вашему интервью журналу «Сноб» некоторое время назад, где вы говорили по поводу, в том числе, и всей истории с выступлением панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Вы негативно относитесь к этому выступлению, как я понял. Но вопрос вот какой: не слишком ли жесткое наказание этим, так сказать, женщинам молодым выбрано, по-вашему?

— Я думаю, что такое наказание было выбрано, чтобы неповадно было другим. Бывают такие ситуации в жизни. А то ведь действительно распустились так все. Если раньше было общество, можно было обозвать одним словом нашу жизнь — дремучесть какая-то, да, то сейчас цинизм. Вот это страшнее даже дремучести.

Этот цинизм надо как-то убирать из нашей жизни, выдирать его, выкорчевывать. Но законом-то это не пропишешь: «не будь циником». У нас же вообще пионерский лагерь скоро будет: не курить, не пить, в казино не играть, матом не ругаться. Мы можем этот закон издать, но от этого люди лучше или чище не станут.

— Ведь это же все было в Советском Союзе. Вы и я это помним очень хорошо. Ну и что?

— Да.

— Да, но ведь закон-то Кремль издает, я так понимаю.

— Не знаю, но я считаю, что с такими законами общество становится более инфантильным.

— Менее ответственным?

— Батька приказал, ну, шо делать, пойдем. Ведь главное, что болезнь-то остается. Ее только загоняют вовнутрь туда, понимаете, вовнутрь. Ее надо как-то лечить.

— А Pussy Riot к этому какое отношение имеет?

— Да никакого, понимаете. Клянусь вам, если бы это было талантливо и грандиозно, я бы сказала: слушайте, почему бы и не там?

— Почему бы и в церкви не выступить?

— Почему нет? Ведь есть же примеры и на Западе, когда талантливо поют артисты, у них там спиричуэлс, свое все. Но это было настолько бездарно, глупо, вопиюще, нагло, просто лишь бы выпендриться. Я уже говорила о том, что просто дали бы 15 суток, хотя бы так. Потом я поняла, что, конечно, никак не остановить этих...

— Что не остановить?

— Не остановить разгул, понимаете, разгул вседозволенности, который под бирочкой «арт». И вот этот ярлычок «мы — арт», мы будем голые трахаться в музее или еще что-то, мы же «арт». Я надену там гандон на голову, я же «арт».

— У нас, кажется, уже прошел закон о запрете мата...

— Это что мат, что ли?

— Не такой, да-да-да.

— Так что пока не вышел такой закон, я и сказала. Я говорю, что вот этого я боюсь. Может быть, поэтому так достаточно сурово с девками-то и поступили.

— Но, по-вашему, так надо было поступать или нет? Надо было их на два года отправить в тюрьму?

— Я уже говорила, что по мне лучше поработали бы, и все.

— Общественные работы где-то?

— Да, два года это, конечно, сурово. Но я понимаю, почему.

— Вы знаете, парадоксальная мысль у меня возникла: если вы говорите, что это все, так сказать, пиар, это псевдоискусство, да, «арт», вы говорили с такой иронией... А они говорят, то это их, так сказать, политическое призвание.

— Неправда, неправда.

— Подождите, подозревать других обязательно в том, что они что-то делают за деньги — это не цинизм?

— Конечно, цинизм.

— Вы сейчас цинично высказались по поводу этих людей?

— За деньги? Вы мне дали денег для того, чтобы...

— Нет, вы говорите, что эти люди не за деньги, а за успех, Pussy Riot выступили ради того, чтобы себе создать имя.

— Я свечку не держала, может, и денег дали. Я не знаю. Когда не знаю, я лучше не буду говорить.

— Вы сами говорили, у вас доказательств нет, но говорите, что они это сделали ради каких-то корыстных мотивов — это не есть ли цинизм?

— Я не понимаю, о чем вы говорите. Вы сначала сказали, Костя, что там они типа политическое что-то. Я сказала: нет, это не политическое.

— Вот это не цинизм — подозревать, что это не политическое?

— Нет, это не цинизм. Просто это видно. Я достаточно умная женщина, чтобы понять, что это не политика, это прикрытие своего разгула. Знаете, как раньше в детстве у нас: «А давай? — Ну, давай! — А че будет? — А че будет, то и будет!». Послушайте, какая политика?

— Алла Борисовна, такие акции случаются ведь и в европейских городах, например, единичные, но они бывают.

— Чего хорошего-то, боже мой?

— Это, в общем, распространенная практика, бывают городские сумасшедшие.

— Время такое, время фриков, время пузырей этих. Но я жду, когда все-таки появится талантливый человек. И не для каких-то политических выступлений, а просто талантливый. Я уже жду — не дождусь, когда что-то появится. Вот что у нас под политику подгоняют все, даже вот это просто разнузданное поведение, бездарное исполнение какой-то песни.

— Вы знаете, посадили их как политических.

— Потому что сами...

— За бездарное исполнение на них обрушили всю мощь государственной машины.

— Ну, да. Дело в том, что такие у нас машины, что делать. Едут.

— Смотрите, машина на них обрушилась. Может быть, в этой ситуации не так важно, что они на самом деле хотели, после того, как они получили такое наказание?

— Я считаю, конечно, что это очень сурово для девочек, вряд ли их это чему-то научит. Лучше бы они пользу какую-то принесли, поработали бы на общественных работах.

— А вы не подписывали какие-то, я просто не посмотрел, никаких писем в их защиту, чтобы их освободили?

— Нет. Я не люблю письма такие.

— А вы подписали бы? Вообще не подписываете письма никакие?

— Их освободить?

— Да.

— Понимаете, если бы было письмо составлено так, как мне нравится, я бы подписала. Когда мне аргументированно говорят, почему, за что и как, как это объяснить. Но таких писем не было, я не знаю. Мне не приносили.

— Вам кажется, будет эффект от таких писем вообще?

— А бог его знает, я вообще не люблю эти все письма, потому что если уж писать, так всем миром. А так группа людей собирается.

— Группа видных людей. Вы по всем рейтингам — третья по влиятельности женщина в России. Или вторая после Валентины Матвиенко.

— Нет, я пятая.

— Я видел там, где вы были второй. Вот ваш голос был бы услышан. Алла Пугачева предлагает освободить женщин, которые, может быть, сделали глупость, но их освободить. Вы бы сделали такое?

— Да.

— Пошли бы на это?

— Пошла бы.



ПОДЕЛИТЬСЯ СТАТЬЁЙ
Другие новости по теме
Михалков уверяет, что не причастен к незаконному обороту бриллиантов!
Михалков уверяет, что не причастен к незаконному обороту бриллиантов!
Бибер подтвердил свой уход со сцены
Бибер подтвердил свой уход со сцены
Невеста Шаляпина дала откровенное интервью!
Невеста Шаляпина дала откровенное интервью!
Обама пожал руку Кастро!
Обама пожал руку Кастро!
Бибер. Зачем ему это надо?
Бибер. Зачем ему это надо?
Лепс отменил гастроли в США
Лепс отменил гастроли в США
Как бы у Пьехи не вырос нос, как у Пиноккио!
Как бы у Пьехи не вырос нос, как у Пиноккио!
Жена отпустила Меладзе! Любовница победила?
Жена отпустила Меладзе! Любовница победила?
Брошенный женой и дочкой Костомаров причитает: «Любовь – это распятие!»
Брошенный женой и дочкой Костомаров причитает: «Любовь – это распятие!»
«    Январь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31